Таинственный остров, которого нет – Первомайский


Бывший морской разведывательный центр специального назначения сегодня превратился в безлюдный участок суши. Этот остров никогда не изображали на географических картах, хотя он хорошо заметен с очаковских берегов и из других приморских курортов. О его существовании в советские времена мало знали даже вездесущие американские спецслужбы, а история загадочной территории хранит множество тайн и легенд.

Речь идет об острове, официальное название которого Первомайский, а народное —   Майский. Более 50 лет на этом клочке суши располагалась воинская часть, где готовили «Рэмбо» — бойцов особого назначения. Сейчас остров опустел, и дальнейшая его участь неизвестна.

Таинственный остров, которого нет - Первомайский

Выход из Днепро-Бугского лимана издревле был важным военно-стратегическим пунктом. В конце XV века турки построили на правом берегу лимана крепость Озю, позже названную Очаковым. Несколько раз запорожские казаки захватывали и разрушали ее, но турки вновь восстанавливали крепость.
2 июля 1737 года русский фельдмаршал Миних взял Очаков. Однако по Белградскому миру 1739 года императрица Анна Иоанновна вернула его туркам. Вторично Очаков был взят князем Потемкиным 6 декабря 1788 года, после чего оба берега лимана оказались в составе Российской империи.

Таинственный остров, которого нет - Первомайский
По указанию Потемкина большинство турецких укреплений Очакова были взорваны. Светлейший не желал, чтобы крепость Очаков составляла конкуренцию основанным им городам Николаеву и Херсону.
Вспомнили о защите Днепро-Бугского лимана лишь в 1873 году, когда Россия начала готовиться к очередной войне с Турцией. Согласно статьям Парижского мира 1856 года, завершившего неудачную Крымскую войну, Россия не имела права содержать военный флот на Черном море. После поражения Франции в войне с Пруссией в 1871 году Россия отказалась соблюдать эти статьи Парижского мира. Но, увы, по вине канцлера А. М. Горчакова время было упущено, на Черном море не было ни кораблей, ни береговых крепостей, ни современных верфей. Поэтому в 1873 году последовало высочайшее повеление о сооружении в лимане у Очакова укрепления «для преграждения доступа неприятельскому флоту».

Таинственный остров, которого нет - Первомайский

Осенью 1874 года по проекту известного фортификатора Е. И. Тотлебена началось сооружение шести батарей: четырех номерных (№ 1–4) на правом берегу лимана у города Очакова, одной на острове Березань и одной на искусственном острове вблизи фарватера Днепро-Бугского лимана. Последняя получила название Николаевской.
Любопытно, что до сих пор вся информация об острове является секретной. Замечу, что в царской России система секретности была иная, чем в СССР. Так, данные о составе полевой артиллерии, то есть полные тактико-технические характеристики пушек, снарядов, статистические данные об организации артиллерийских бригад, число бригад и их дислокация, как правило, были открытыми (на 95%). А вот все, что касалось крепостей — их вооружение, устройство укреплений, казарм и т. д., имело высшую степень секретности. Так, даже в секретных ежегодных отчетах военных округов указывалось вооружение Николаевской батареи, но в отличие от других батарей Очаковской крепости, не уточнялось, где она находится.
К началу русско-турецкой войны 1877–1878 годов Николаевская батарея была вооружена 11-дюймовыми пушками образца 1867 года, присланными из Кронштадтской крепости, и новыми 9-дюймовыми мортирами, доставленными с пермского завода. Однако стрелять по туркам бравым артиллеристам Очаковской крепости не пришлось — османские броненосцы не рискнули войти в Днепро-Бугский лиман. Турки предпочитали обстреливать плохо или совсем не защищенные районы, как-то: город Евпаторию и некоторые места Кавказского побережья.

Таинственный остров, которого нет - Первомайский

9 августа 1878 года, то есть уже после окончания войны, последовало высочайшее повеление «оставить воздвигнутые для войны 1877 года Очаковские укрепления навсегда, постепенно придавая им характер долговременных укреплений».
Николаевская островная батарея все время строилась и перестраивалась и была закончена лишь к 1891 году, а батарея на острове Березань, наоборот, была разоружена, и ее положено было вооружать лишь на военное время.
На искусственном острове общей площадью 7,3 га и длиной 1400 м были установлены: тринадцать 11-дм (280-мм ) пушек обр. 1877 г. и одинадцать 9-дм (229-мм ) мортир, а также пять 6-дм (152-мм ) пушек в 190 пудов, две 57-мм и восемь 9-фн пушек. 9-фунтовые пушки были обычными полевыми обр. 1867 г., их использовали в качестве противодесантных, а вот 57-мм береговые пушки системы Норденфельда использовали в качестве пристрелочных, так как скорострельность 11-дм пушек и 9-дм мортир была невысока: один выстрел в 2–3 минуты.
Все орудия были установлены открыто за каменными или бетонными брустверами, как это было принято в русских морских крепостях.
К началу мировой войны на острове были дополнительно установлены четыре 152/45-мм скорострельных орудия Кане.
В 1914–1917 годах германские и турецкие корабли, как и в войну 1877–1878 годов, предпочитали обстреливать незащищенные города — Ялту, Евпаторию, Феодосию и порты Кавказа, а в Днепро-Бугский лиман и не пытались соваться. Так что боевое крещение островной форт Николаевский принял лишь в Гражданскую войну.
26 июля 1919 года десант белых захватил остров Николаевский. Детали установить не удалось. Известно лишь, что из четырех 152/45-мм орудий два были уничтожены белыми, а у двух других красные сняли и утопили замки. Судя по всему, и остальные орудия форта Николаевский были приведены в негодность. Дело в том, что бои за Очаков длились свыше двух недель. При этом береговые батареи Очакова обстреливали только корабли белых — крейсер «Кагул», канонерская лодка «Кубанец», эсминец «Жаркий» и др., а на острове белые установили лишь корректировочный пункт.
В связи с общим наступлением Красной Армии в начале февраля 1920 года белые бежали с острова. Красные на Николаевской батарее нашли лишь выведенные из строя орудия, а казематы, брустверы и другие инженерные сооружения остались невредимыми.

Таинственный остров, которого нет - Первомайский

1 мая 1920 года большевики переименовали батарею в «Остров 1 Мая», позже его стали называть «Первомайским», а иной раз просто «Майским». С Балтики на остров были доставлены четыре 130/55-мм корабельные пушки. Официально считалось, что они все находятся на острове на батарее № 8, но на самом деле на острове их установили только три, а еще одну поставили на плавбатарее (речной барже), приписанной к острову. Кроме того, на Первомайском установили 76-мм полевую пушку на специальном станке, приспособленную для зенитной стрельбы.
20 июля 1920 г. белый крейсер «Генерал Корнилов» (бывший «Кагул») обстрелял остров Первомайский. В ответ с острова были выпущены семь 130-мм снарядов. По данным белых, снаряды упали в непосредственной близости от корабля, а по докладу красных 7-й выстрел угодил в борт крейсера. Видимо, правы красные, поскольку «Корнилов» немедленно прекратил огонь и ретировался.
Замечу, что нападение «Генерала Корнилова» на Первомайский не было беспокоящим рейдом белых. Барон Врангель, воспользовавшись наступлением польской армии, взявшей Киев, и сам 7 июня перешел в наступление с перекопских позиций.
К 23 июня 1920 года белые вышли к Днепру от его устья до Никополя. Захват острова Первомайский и батареи красных у города Очакова позволил бы Врангелю взять под контроль Днепро-Бугский лиман, а также ввести в Днепр мелкосидящие боевые и транспортные корабли. Судя по всему, в операции на Днепре должна была принять участие и румынская дунайская флотилия. Во всяком случае, ее мониторы все лето околачивались возле лимана. Периодически их отгоняли огнем батареи красных, мониторы уходили, не открывая ответного огня.
Итак, захват Первомайского мог позволить белым выбить красных со всего Западного Причерноморья, включая Одессу, а далее двинуться на север, соединившись с войсками маршала Пилсудского.
1 августа 1920 года ко входу в лиман подошел линкор «Генерал Алексеев» (бывший «Александр III») под флагом командующего врангелевским флотом вице-адмирала Саблина. Его сопровождали крейсер «Генерал Корнилов», эсминцы «Капитан Сакен» и «Дерзкий», канонерки «Кача», «Альма», Б-1, Б-2 и Б-3, подводная лодка «Тюлень», тральщики и другие корабли.

Таинственный остров, которого нет - Первомайский

В 10 часов утра 3 августа линкор (двенадцать 305-мм и шестнадцать 130-мм орудий) открыл огонь по батареям Первомайского с дистанции 97 кабельтов (18 км), то есть вне досягаемости 130-мм орудий красных. Увы, стреляли белые неважно. Из первых двадцати одного 305-мм выстрелов в остров попали только 6 снарядов. Дело в том, что квалификация команд белых кораблей оставляла желать лучшего. Если морских офицеров хватало, то матросами и унтер-офицерами служили студенты, гимназисты, в лучшем случае — пехотные офицеры. Ходили суда белых черепашьим ходом из-за отсутствия навыков у «эрзац-кочегаров». Ну а профессиональные комендоры и кочегары, прошедшие мировую войну, в это время были на красных бронепоездах или гоняли по Северной Таврии на махновских тачанках.
Всего «Алексеев» выпустил по острову Первомайский и Очакову 165 12-дюймовых снарядов. Активно и с более близкого расстояния вели огонь и остальные корабли белых. На острове было убито и ранено несколько красноармейцев, но все три 130-мм орудия действовали исправно.
Попытка белого флота прорваться в лиман полностью провалилась. 17 августа ушли в Севастополь линкор «Генерал Алексеев» и эсминец «Капитан Сакен». В течение сентября постепенно исчезли из лимана и другие суда. Лишь крейсер «Корнилов» по-прежнему периодически обстреливал остров Первомайский. Но теперь речь шла не о десанте и даже не о подавлении красных батарей, а для «отчетности». Так, 8 октября крейсер с дистанции 84 кабельтовых (15,7 км), то есть с предельной дальности стрельбы своих 130-мм орудий, выпустил по острову свыше ста снарядов. Ну а в конце октября 1920 года Красная Армия загнала Врангеля в Крым, а «Корнилов» 5 ноября ушел в Севастополь после пятимесячной дуэли с островом Первомайский и батареей у Очакова.
В конце 1920-х годов на острове Первомайский (на батарее № 8) были установлены две 203/50-мм пушки с балтийского линкора «Андрей Первозванный». Эти орудия, равно как и 130/55-мм пушки, были временно установлены на деревянных основаниях. В конце 1920-х годов 130-мм пушки убрали с острова, а число 203-мм довели до четырех и установили их на бетонных основаниях.
В начале 1930-х годов для острова Первомайский Ленинградскому Металлическому заводу заказали четыре 180-мм дальнобойные установки МО-1–180 со сроком изготовления: конец 1936 года. Однако в связи с возрастанием японской угрозы на Дальнем Востоке эти МО-1–180 были отправлены на береговые батареи Тихоокеанского флота.
К 22 июня 1941 года на острове Первомайский дислоцировалась 22-я батарея в составе четырех 203-мм пушек и четырех 76-мм зенитных орудий. Кроме нее в Очаковском секторе береговой обороны состояли батарея № 15 (четыре 203-мм пушки) и противокатерная батарея № 7 (четыре 75/50-мм пушки Кане). Обе батареи находились недалеко от города Очаков.
14 августа 1941 года немецкие моторизованные части прорвались к Очакову. 203-мм батарея № 15 обстреляла 6 танков, находившихся в районе села Новоселки. В тот же день командующий Черноморским флотом адмирал Ф. С. Октябрьский приказал командиру Очаковского укрепленного сектора «в случае упорных атак противника для захвата Очакова с суши и при отсутствии наших сухопутных войск, уничтожив все ценное и взорвав батареи № 15 и № 7, отойти с гарнизоном города на второй рубеж обороны, на острова Первомайский и Березань, и Кинбурнскую косу». Ниже в приказе сказано: «Данные указания не понимать как сигнал к немедленному уходу из Очакова: Очаков оборонять до последней возможности».

Как видим, приказ, мягко выражаясь, нечеткий. В результате 20 августа войска беспорядочно эвакуировались из Очакова. Командир Очаковского укрепленного сектора доложил об уничтожении батарей № 15 и № 7. Увы, на самом деле этого сделано не было. 75-мм батарея № 7 уже через два дня открыла огонь по острову Первомайский. А 1 октября к ней присоединилось одно из 203-мм орудий батареи № 15. Стреляли ли остальные три 203-мм орудия по Первомайскому, установить не удалось. Зато в конце 1942 года все орудия с батареи № 15 были доставлены в Севастополь и установлены на бетонной немецкой батарее на мысе Херсонес.

25 августа 1941 года командир батареи № 22 докладывал: «Противник беспрерывно ведет губительный огонь по острову Первомайский. На батарее осталось всего двадцать четыре 203-мм снаряда». К этому времени из Севастополя была выслана 120-тонная парусно-моторная шхуна «Штепенко» с боекомплектом для Первомайского. Однако она почему-то застряла в районе Ак-Мечети. Лишь в ночь на 30 августа шхуна подошла к острову. Немецкая артиллерия открыла огонь, но защитники острова, выпустив последние снаряды, привели вражеские батареи к молчанию. Прибывший боекомплект был отправлен в погреба, и батарея № 22 продолжила артиллерийскую дуэль с немцами.
Из донесения от 5 сентября 1941 года: «По острову выпущено 213 снарядов, ранен один краснофлотец». 14 сентября: «Массированный налет, сброшены свыше 50 бомб». В среднем за день немцы выпускали по Первомайскому около ста снарядов. Но остров держался и вел ответный огонь.
Остров Первомайский в конце сентября 1941 года оказался во вражеском тылу. В связи с общим ухудшением обстановки на Южном фронте командование приняло решение оставить Первомайский. 22 сентября бронекатера № 105, 202, 204 и 402 Дунайской флотилии приняли на борт защитников Первомайского. Эвакуация прошла организованно и, самое удивительное, без потерь. В дула восьмидюймовок были заложены тротиловые шашки, взрывом которых дульные части были разворочены, и орудия не подлежали восстановлению. Так закончилась героическая оборона острова Первомайский.
В июне 1953 г. руководство ГРУ Генштаба ВС СССР приняло решение о создании семи морских разведывательных пунктов специального назначения. Формирование первого из них — 6-го МРП – началось в октябре того же года в Севастополе в районе бухты Круглой. В марте 1961 года 6-й МРП был переведен на остров Первомайский, а в августе 1968 года преобразован 17-ю отдельную бригаду спецназа ГРУ Вооруженных сил СССР.
Надо ли говорить, что на изолированном острове было гораздо легче поддерживать режим секретности. Вот почему проходившие суда держались подальше от острова и была категорически запрещена любая фотосъемка. Замечу, что до сих пор ветераны 17-й бригады хранят молчание о многих операциях, успешно проведенных далеко за пределами СССР.
Известно лишь, что во время фестиваля молодежи и студентов на Кубе спецназовцы 17-й бригады обеспечивали подводную охрану кораблей от возможных диверсий. Они участвовали в ликвидации последствий катастрофы теплохода «Нахимов» — обеспечивали проходы для гражданских водолазов. Работали во время аварии канализации в Харькове. Плюс многочисленные подводные разминирования: уничтожали торпеды под Одессой, авиабомбу в районе херсонского элеватора, мину времен Первой мировой войны в устье Дуная под Измаилом.

Майский за все время своего существования успел обрасти сотнями легенд. Так, одна из них рассказывает, что существует подземный ход, соединяющий остров и Очаков. Но пока этого хода не обнаружили. Другая байка — про то, как военнослужащие части А1594 ходили на берег в «самоволку». Упаковывали вещи в водонепроницаемые пакеты, с легкостью проплывали 3,5 километра до города и всю ночь веселились. А наутро уже стояли в строю. И это, наверное, не легенда. О таких истории охотно рассказывают бывшие военные.

Подготовить настоящего профессионала нелегко. На Майском спецназовцы овладевали специальностями топографа, водолаза, парашютиста, подрывника, водителя, пулеметчика, снайпера, гидроакустика и др. Особенность заключалась в том, что нужно одновременно чувствовать себя как «рыба в воде и как орел в небе». Проверяли навыки, в так называемых, отработках. Группу из 6-8 человек забрасывали в незнакомую местность с ограниченным запасом продовольствия и вооружения. В течение строго определенного времени необходимо выполнить учебное задание — взорвать склад или город, проникнуть на секретный объект или предотвратить теракт. Возможны и непредвиденные обстоятельства, начиная от помех противника и заканчивая нехваткой пищи.

Но в апреле 1992 года 17-я бригада присягнула Республике Украина. 1000 человек практически в полном составе с техникой, вооружением и секретной документацией стали тогда часть флота Украины. Часть офицеров и прапорщиков покинули бригаду. В октябре 2003 года бригада была преобразована в Морской центр специального назначения ВМС Вооруженных сил Украины.

А в декабре 2005 года в Интернете появились материалы о том, что остров Первомайский выставлен на продажу. Информация об этом содержалась в объявлении госпредприятия «Укроборонсервис», опубликованном в малотиражной газете, издающейся в Николаевской области. Из объявления следовало, что стартовая цена «товара» составляет 10 млн. гривен (2 млн. долларов). В Министерстве обороны Украины подтвердили факт продажи недвижимого имущества воинской части А1594, которая ранее располагалась на острове.

«Золотой век» спецназа прошел. Техника устарела, из армии уходят профессионалы, уже «не те» матросы и офицеры. Сложнее с историей — ее не забыть.
А несколько лет назад легендарная в/ч А1594 оставила Майский. Тогда подсчитали, что Минобороны Украины содержание острова не под силу: нужно постоянно укреплять береговую линию, следить за состоянием артезианских скважин, сетями электроэнергетики и связи. А во время передислокации воинской части необходимости на острове вроде отпадает — Украина же мирное государство. Насколько это решение было правильное и нужное, судить военным и политикам. Но даже гражданским «непосвященным» понятно: подготовку «морских котиков» на суше можно сравнить с подготовкой летчиков, которые никогда не садились за штурвал самолета.
Тогда же возникли и варианты дальнейшего «назначения» острова. Якобы купить его хотела дочь одного из бывших лидеров государства. Кто-то говорил о том, что остров станет местом перевалки грузов. Были варианты сделать из него место элитного яхтинга. О том, что желание продать остров самом деле существовало, свидетельствует запись в одной из местных газет: «Объявлен конкурс по реализации недвижимости на острове Майский». Цена вопроса — 10 миллионов гривен по тогдашним ценам (примерно 2 миллиона долларов по нынешним). То есть за бесценок предлагалось продать часть истории, воинскую славу. Что-то, видимо, помешало.
Но и сегодня судьба заброшенного острова неизвестна. Не дают по этому поводу комментариев представители Министерства обороны, не выражают своей позиции и местные власти. Кто-то иногда вспоминает об о.Майский и предлагает различные варианты его дальнейшего использования. Одни говорят о возможности превращения острова в туристический объект с музеем и отдельным туристическим маршрутом. Есть предложения общественных организаций превратить остров в центр для наркозависимых. Кто-то вынашивает мысли о престижном отдыхе для состоятельных украинцев и иностранцев. Но пока остров находится в собственности Министерства обороны. И именно этому ведомству решать, как и с какой целью использовать легендарный Майский.

Таинственный остров, которого нет - Первомайский

Кстати, в советское время там и был музей лейтенанта Шмидта. Сейчас роль лейтенанта в восстании на крейсере «Очаков» вызывает споры. Однако в 1905 году Петр Шмидт был кумиром всей России, и царское правительство не рискнуло содержать его в тюрьмах Севастополя и Одессы, а заперло в одном из казематов острова Николаевский, где он находился до расстрела.

По материалам bratishka.ru


1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд (2 голосов, средний: 5,00 из 5)
Загрузка...

Вам также может понравиться ...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Введите цифру (Enter the number) *