Огнестрельное оружие – история возникновения


Огнестрельное оружие — оружие, в котором для выбрасывания снаряда (мины, пули) из канала ствола используется сила давления газов, образующихся при сгорании метательного взрывчатого вещества (пороха) или специальных горючих смесей. Сочетает в себе средства непосредственного поражения (артиллерийский снаряд, мина, пуля) и средство метания их к цели (пушка, миномёт, пулемёт и др.). Подразделяется на артиллерийское и стрелковое оружие и гранатомёты.

К огнестрельному оружию относятся и реактивные системы залпового огня.

Официально считается, что в Европе огнестрельное оружие возникло в XIV веке, когда развитие техники позволило использовать энергию пороха. Это знаменовало новую эру в военном деле — появление артиллерии, в том числе отдельной отрасли артиллерии — ручной артиллерии.

Первые образцы ручного огнестрельного оружия представляли собой сравнительно короткие железные или бронзовые трубы, глухо запаянные с одного конца, который иногда заканчивался стержнем (целиком металлическим или переходящим в древко). Трубы без стержней прикреплялись к ложам, представлявшим собой грубо обработанные деревянные колоды.

Зарядка оружия осуществлялась самым примитивным образом — в канал засыпался заряд пороха, а затем туда вводилась железная или свинцовая пуля. Оружие стрелок зажимал подмышкой или упирал в плечо (впрочем упором иногда служила и земля). Запал заряда производился путем поднесения тлеющего фитиля к небольшому отверстию в стенке ствола.

Уже в первой четверти XV века в устройстве ручного огнестрельного оружия появились первые усовершенствования — стволы стали длиннее, приклады изогнутыми, затравочные отверстия расположенными не на линии прицеливания, а сбоку (причем около этих отверстий располагались полочки, на которые насыпалась затравка), а на самом стволе появились прицельные приспособления. Такое оружие в Западной Европе называлось кулевринами. Эффективность стрельбы подобных образцов оставалась довольно низкой, а процесс зарядки занимал несколько минут. Большое неудобство представлял собой способ воспламенения заряда — тлеющий фитиль отвлекал стрелка от прицеливания.
Конструкция стрелкового оружия на протяжении XIV—XV вв. оставалась неизменной. Вносились лишь мелкие улучшения. В частности, со второй половины XV века фитиль стали крепить на конце изогнутого рычага, шарнирно укрепленного на оружии. При нажиме на один конец рычага другой (с прикреплённым тлеющим фитилем) касался затравки и воспламенял её. Рычаг получил называние «серпантин». Иногда серпантином называлось и всё оружие. Но в Европе чаще использовалось слово аркебуза, а на Руси — пищаль.

Толчком к дальнейшему развитию огнестрельного оружия стало появление искровых замков в начале XVI века. Их широкое распространение стало возможным лишь благодаря общему развитию техники в Европе. Наибольшее распространение получит так называемый нюрнбергский колесцовый замок. Чтобы привести в действие его предварительно взведенный механизм, следовало нажать на спуск. При этом освобождалось и начинало быстро вращаться особое колесико, к насеченному краю которого одновременно с началом вращения прикасался курок с зажатым пиритом. До нажима на спуск курок силой двуперной пружины прижимался к крышечке полки, которая с началом вращения колесика автоматически отодвигалась, давая возможность пириту соприкоснуться с колёсиком, в результате чего тотчас же высекались искры, воспламенявшие пороховую затравку. Перед выстрелом (разумеется, после введения в ствол пороха и пули) нужно было завести ключом пружину колесца, отвести курок от полки, для того чтобы посыпать на нее пороховую затравку, закрыть полку, надвинуть на нее крышку, и подвести к ней курок. Ружья с колесцовыми замками по сравнению с фитильными обладали многими преимуществами. Более удобное обращение, надежность и возможность стрелять в любую погоду. Главным недостатком колесцовых замков была их дороговизна, позволявшая вооружать подобными ружьями лишь элитные части армии.
Приблизительно в то же время (начало XVI века) в Европе появляется искровый ударно-кремнёвый замок. В нем искры, воспламенявшие заряд, высекались из ударявшегося о стальную пластину кусочка кремня, закрепленного на курке. Преимущество ударно-кремневого замка перед колесцовым было в простоте производства и использования. Конструкция ударно-кремневого замка позволила стрелкам сократить интервал между двумя выстрелами до 1 минуты. Так появилось Кремнёвое оружие, которое использовалось на протяжении нескольких веков.

«Кремнёвое оружие — термин чаще используется для обозначения огнестрельного оружия с кремнёвым замком, воспламенение заряда в котором происходило при помощи искр, высекаемых кремнем при ударе его об огнивную пластинку.

В 16—19 веках кремнёвое оружие состояло на вооружениях во всех странах мира (в том числе и в России). В России использовалось кремнёвое оружие от 17,5 до 21,5 мм калибра, весом от 4,0 до 5,6 кг. Средняя дальмость кремнёвого ружья: от 140 до 800 метров. Существовало два вида кремнёвых ружей: гладкоствольные и нарезанные. скорострельность гладкоствольных составляла 1 выстрел в минуту, а у нарезанных — 1 выстрел в 5 минут. в середине 19-ого века на смену кремнёвым ружьям пришли винтовки.»

Немного истории:

Секрет пороха (если, конечно, здесь можно говорить о секрете) заключается в особых свойствах селитры. А именно — в способности этого вещества при нагревании выделять кислород. Если селитру смешать с каким-либо горючим и поджечь, начнется “цепная реакция”. Выделяемый селитрой кислород увеличит интенсивность горения, и чем сильнее разгорится пламя, тем больше кислорода будет выделяться.
Использовать селитру для повышения эффективности зажигательных смесей люди научились еще в 1 тысячелетии до нашей эры. Вот только найти ее было совсем непросто. В странах с жарким и очень влажным климатом белые, похожие на снег кристаллики иногда можно было обнаружить на месте старых кострищ. Но в Европе селитра встречалась лишь в смрадных тоннелях канализации или в населенных летучими мышами пещерах.

Прежде чем порох стал применяться для взрывов и метания ядер и пуль, составы на основе селитры долгое время служили для изготовления зажигательных снарядов и огнеметов. Так, например, легендарный “греческий огонь” представлял собой смесь селитры с нефтью, серой и канифолью. Загорающаяся при низкой температуре сера добавлялась для облегчения воспламенения состава. Канифоль же требовалась для загущения “коктейля”, чтобы заряд не вытекал из трубы огнемета.

Византийцы не были изобретателями “греческого огня”, а заимствовали его у арабов еще в 7 веке. В Азии приобретали и необходимые для его производства селитру и нефть. Если же принять во внимание, что сами арабы именовали селитру “китайской солью”, а ракеты — “китайскими стрелами”, догадаться, откуда к ним пришла эта технология, не составит труда.

   В 1320 году немецкий монах Бертольд Шварц, наконец, “изобрел порох”. Теперь невозможно установить, сколько людей в разных странах изобретали порох до Шварца, зато с уверенностью можно сказать, что после него это не удавалось уже никому!

Бертольд Шварц конечно же, ничего не изобретал. “Классический” состав пороха стал известен европейцам еще до его рождения. Но в своем трактате “О пользе пороха” он дал ясные практические рекомендации по изготовлению и использованию пороха и пушек. Именно благодаря его труду в течение второй половины 14 века искусство огненной стрельбы стало стремительно распространяться в Европе.

Первый пороховой завод был построен в 1340 году в Страсбурге. Вскоре после этого развернулось производство селитры и пороха и в России. Точная дата этого события не известна, но уже в 1400 году Москва первый раз горела в результате взрыва в мастерской по изготовлению пороха.

Простейшее ручное огнестрельное оружие — ручница — появилось в Китае уже в середине 12 века. Этим же периодом датируются и древнейшие самопалы испанских мавров. А с начала 14 века “огнебойные трубы” стали постреливать и в Европе. В летописях ручницы фигурируют под множеством названий. Китайцы называли такое оружие пао, мавры — модфа или караб (отсюда пошло “карабин”), а европейцы — ручная бомбарда, хандканона, склопетта, петриналь или кулеврина.

Ручница весила от 4 до 6 килограммов и представляла собой высверленную изнутри болванку из мягкого железа, меди или бронзы. Длина ствола составляла от 25 до 40 сантиметров, калибр мог быть 30 миллиметров и больше. Снарядом обычно служила круглая свинцовая пуля. В Европе, впрочем, до начала 15 века свинец был редок, и самопалы часто заряжали небольшими камнями.

Как правило, петриналь насаживали на древко, конец которого зажимали под мышкой или вставляли в ток кирасы. Реже приклад мог охватывать плечо стрелка сверху. На такие хитрости приходилось идти потому, что упереть приклад ручницы в плечо было невозможно: ведь стрелок мог поддержать оружие только одной рукой, второй он подносил огонь к запалу. Заряд поджигался “палительной свечкой” — пропитанной селитрой деревянной палочкой. Палочку упирали в запальное отверстие и поворачивали, перекатывая в пальцах. Искры и кусочки тлеющего дерева сыпались внутрь ствола и рано или поздно поджигали порох.

Крайне низкая точность оружия позволяла вести эффективную стрельбу только с дистанции “в упор”. А сам выстрел происходил с большой и непредсказуемой задержкой. Уважение вызывала только убойная сила этого оружия. Хотя пуля из камня или мягкого свинца в то время еще уступала арбалетному болту в пробивной силе, но уж дыру выпущенный в упор 30-миллиметровый шарик оставлял такую, что любо-дорого было посмотреть.

Дыра-дырой, но попасть все-таки было надо. А удручающе низкая точность петринали не позволяла рассчитывать на то, что выстрел будет иметь какие-либо иные последствия, кроме огня и шума. Может показаться странным, но этого было достаточно! Ручные бомбарды ценились именно за сопровождающие выстрел грохот, вспышку и облако воняющего серой дыма. Заряжать их еще и пулей далеко не всегда считали целесообразным. Петринали-склопетты даже не снабжалась прикладом и предназначалась исключительно для холостой стрельбы.

Рыцарский конь не боялся огня. Но если его, вместо того, чтобы честно колоть пиками, ослепляли вспышкой, оглушали грохотом, да еще и оскорбляли смрадом горящей серы, он все-таки терял бодрость духа и сбрасывал всадника. Против лошадей, не приученных к выстрелам и взрывам, этот метод работал безотказно. А рыцари сумели познакомить своих коней с порохом далеко не сразу. В 14 веке “дымный порошок” в Европе был товаром дорогим и редким. А главное, по первому времени страх он вызывал не только у коней, но и у всадников. Запах “адской серы” повергал суеверных людей в трепет. К запаху, впрочем, в Европе быстро привыкли. Но громкость выстрела значилась в числе достоинств огнестрельного оружия вплоть до 17 века.

petrinal

Так выглядела европейская петриналь.

В начале 15 века самопалы еще были слишком примитивными для того, чтобы составить серьезную конкуренцию лукам и арбалетам. Но огнестрельные трубы быстро совершенствовались. Уже в 30-х годах 15 века запальное отверстие перенесли вбок, а рядом с ним стали приваривать полку для затравочного пороха. Этот порох при соприкосновении с огнем вспыхивал мгновенно, и всего через долю секунды раскаленные газы воспламеняли заряд и в стволе. Ружье стало срабатывать быстро и надежно, а главное, появилась возможность механизировать процесс опускания фитиля. Во второй половине 15 века огнестрельные трубы приобрели заимствованные у арбалета замок и приклад.

Одновременно совершенствовались и технологии металлообработки. Стволы теперь уже изготавливались только из самого чистого и мягкого железа. Это позволяло свести к минимуму вероятность разрыва при выстреле. С другой стороны, освоение техники глубокого сверления позволило делать ружейные стволы легче и длиннее.

Так появилась аркебуза — оружие калибром 13—18 миллиметров, весом 3—4 килограмма и длиной ствола 50—70 сантиметров. Обычная 16-миллиметровая аркебуза выбрасывала 20-граммовую пулю с начальной скоростью около 300 метров в секунду. Отрывать людям головы такие пули уже не могли, зато с 30 метров дырявили стальные доспехи.

Точность стрельбы возросла, но все еще оставалась недостаточной. В человека аркебузир попадал лишь с 20—25 метров, а на 120 метрах стрельба даже по такой цели, как баталия пикинеров, превращалась в пустую трату боеприпасов. Впрочем, приблизительно такие же характеристики сохраняли легкие ружья до середины 19 века — менялся только замок. Да и в наше время стрельба пулей из гладкоствольных ружей эффективна не далее чем на 50 метрах.

Во второй половине 15 века аркебузиры заняли прочное место в европейских армиях и стали быстро теснить конкурентов — лучников и арбалетчиков. Но как это могло случиться? Ведь боевые качества ружей по-прежнему оставляли желать лучшего. Состязания между аркебузирами и арбалетчиками приводили к ошеломляющему результату — формально ружья оказывались хуже во всех отношениях! Пробивная сила болта и пули была примерно равной, но арбалетчик стрелял в 4—8 раз чаще и при этом не давал промаха по ростовой мишени даже со 150 метров! Маломощные винтовочки 16—17 веков упирались прикладом не в плечо, а в щеку.

Проблема арбалета заключалась в том, что его преимущества не имели практической ценности. Болты и стрелы летели “мухе в глаз” на состязаниях, когда мишень была неподвижна, а расстояние до нее известно заранее. В реальной же ситуации аркебузир, которому не приходилось учитывать ветер, движение цели и расстояние до нее, имел лучшие шансы попасть. К тому же пули не имели привычки застревать в щитах и соскальзывать с доспехов, от них нельзя было уклониться. Не имела большого практического значения и скорострельность: по атакующей кавалерии и аркебузир, и арбалетчик успевали выстрелить только раз.

Распространение аркебуз сдерживала только их высокая по тому времени стоимость. Даже в 1537 году гетман Тарновский жаловался, что “в польском войске аркебуз мало, одни только подлые ручницы”. Казаки же пользовались луками и самопалами до середины 17 века.

arma

Фитильная аркебуза

Достаточно распространено заблуждение, согласно которому появление огнестрельного оружия положило конец романтической “рыцарской эпохе”. На самом деле, вооружение 5—10% воинов аркебузами не повлекло заметного изменения тактики европейских армий. В начале 16 века луки, арбалеты, дротики и пращи использовались по-прежнему широко. Тяжелые рыцарские латы продолжали совершенствоваться, а главным средством противодействия кавалерии оставалась пика. Средневековье продолжалось как ни в чем не бывало.

   Романтическая эпоха средневековья окончилась только в 1525 году, когда в битве при Павии испанцы впервые применили фитильные ружья нового типа — мушкеты.

Огнестрельное оружие - история возникновения

Чем мушкет отличался от аркебузы? Размером! При весе 7—9 килограммов мушкет имел калибр 22—23 миллиметра и ствол длиной около полутора метров. Только в Испании — самой технически развитой стране Европы того времени — могли изготовить прочный и сравнительно легкий ствол такой длины и калибра.

Естественно, из настолько громоздкого и массивного ружья стрелять можно было только с подпорки, и обслуживать его приходилось вдвоем. Зато пуля весом 50—60 граммов вылетала из мушкета со скоростью свыше 500 метров в секунду. Бронированную лошадь она не только убивала, но и останавливала. Мушкет бил с такой силой, что стрелок должен был носить кирасу или кожаную подушку на плечо, чтобы отдача не расколола ему ключицу.

Длинный ствол обеспечивал мушкету относительно хорошую для гладкого ружья точность. В человека мушкетер попадал уже не с 20—25, а с 30—35 метров. Но намного большее значение имело увеличение эффективной дальности залповой стрельбы до 200—240 метров. На всем этом расстоянии пули сохраняли способность поражать рыцарских лошадей и пробивать железные доспехи пикинеров. Мушкет объединил в себе возможности аркебузы и пики, и стал первым в истории оружием, дающим стрелку возможность отразить натиск кавалерии на открытой местности. Мушкетерам не приходилось убегать от конницы за баталию, потому, в отличие от аркебузиров, они широко использовали доспехи.

На протяжении всего 16 века мушкетеров в европейских армиях оставалось немного. Мушкетерские роты (отряды по 100—200 человек) считались элитой пехоты и формировались из дворян. Отчасти это было связано с дороговизной вооружения (как правило, в экипировку мушкетера входила и верховая лошадь). Но еще большее значение имели высокие требования к стойкости. Когда кавалерия устремлялась в атаку, мушкетеры должны были отбить ее или погибнуть.

Тлеющие фитили, конечно же, доставляли стрелкам массу неудобств. Тем не менее, простота и надежность фитильного замка заставляла пехоту мириться с его недостатками вплоть до конца 17 века. Другое дело — кавалерия. Всаднику требовалось оружие удобное, постоянно готовое к выстрелу и пригодное для удержания одной рукой.

Первые попытки создать замок, в котором огонь извлекался бы с помощью железного огнива и “кремня” (то есть куска серного колчедана или пирита) были предприняты еще в 15 веке. Со второй половины 15 столетия известны “терочные замки”, представлявшие собой обычные хозяйственные огнива, установленные над полкой. Одной рукой стрелок наводил оружие, а второй ударял напильником по кремню. Ввиду очевидной непрактичности распространения терочные замки не получили.

Намного большую популярность в Европе приобрел появившийся на рубеже 15—16 веков колесцовый замок, схема которого сохранилась в рукописях Леонардо да Винчи. Рубчатому огниву была придана форма шестеренки. Пружина механизма взводилась прилагаемым к замку ключиком. При нажатии на спуск колесико начинало вращаться, высекая искры из кремня.

Колесцовый замок очень напоминал устройство часов и не уступал часам в сложности. Капризный механизм был очень чувствителен к засорению пороховой гарью и осколками кремня. Через 20—30 выстрелов он отказывал. Разобрать же его и почистить стрелок собственными силами не мог.

Поскольку достоинства колесцового замка представляли наибольшую ценность для кавалерии, оснащенное им оружие изготавливали удобным для всадника — одноручным. Начиная с 30-х годов 16 века в Европе на смену рыцарским копьям приходят укороченные и лишенные приклада колесцовые аркебузы. Так как изготовлять такое оружие начали в итальянском городе Пистоль, именовать одноручные аркебузы стали пистолями. Впрочем, к концу столетия пистоли производили и на Московском оружейном дворе.

Европейские военные пистолеты 16—17 веков представляли собой весьма громоздкие конструкции. Ствол имел калибр 14—16 миллиметров и длину не меньше 30 сантиметров. Общая же длина пистолета превышала полметра, а вес мог достигать 2 килограммов. Тем не менее, били пистоли очень неточно и слабо. Дальность прицельного выстрела не превышала нескольких метров, и даже выпущенные в упор пули отскакивали от кирас и шлемов.

Огнестрельное оружие - история возникновения


1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд (2 голосов, средний: 5,00 из 5)
Загрузка...

Вам также может понравиться ...

3 комментария

  1. Nechik45:

    Я считаю себя страстным любителем оружейной тематики, особенно в сфере оружейных технологий. Оружие является одним из моих увлечений, мне нравится изучать и тестировать некоторые экземпляры оружия. Статьи с этого сайта очень мне помогают это делать.

  2. Hero:

    Ништяк. Я отсюда себе материал на курсовую дернул)))

  3. анатолий:

    Довольно увлекательно!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Введите цифру (Enter the number) *