Боевые роботы Вооруженных Сил России

Продолжаем тему боевых роботов, используемых в Вооруженных Силах России. В прошлой статье мы рассказали о беспилотных летательных аппаратах (БПЛА), сегодня речь о наземной и подводной технике.

В ходе проведения анализа состояния вопроса установлено, что целями применения робототехнических комплексов (РТК) в перспективной системе вооружения подразделений Сухопутных войск могут быть:

  • понижение уровня прямой угрозы жизни и здоровью специалистам, лично выполняющим боевые задачи в условиях крайней их опасности: например – проведение работ по разминированию местности и объектов;
  • замена такими комплексами специалистов не способных выполнить задачу по их физическим показателям, особенностям обстановки или требованиям к выполнению задачи: например – выполнение действий в агрессивных или сложных средах (под водой);
  • выполнение работ в ограниченном, труднодоступном пространстве (в лесных, городских завалах);
  • действия при необходимости соблюдения требований скрытности или малозаметности (разведка заграждений прикрытых противником или несение комендантской службы на проходах в заграждениях перед передним краем его обороны);
  • повышение потенциала подразделения при выполнении задачи инженерного обеспечения до определенных, требуемых возможностей без увеличения количества личного состава: например – силами одного оператора и колонны в составе 20-30 автомобилей обеспечить доставку боеприпасов в заданную точку;
  • выполнение монотонных или крайне опасных действий по заданным алгоритмам без потери качества и с понижением степени опасности для личного состава, в случае, если сроки и объемы выполнения задачи известны и жестко регламентированы, а невыполнение инженерной задачи вызывает срыв выполнения общевойсковых (тактических или оперативных) задач: например – проверка районов развертывания пусковых установок на наличие взрывоопасных предметов;
  • проверка основных маршрутов движения на наличие взрывоопасных предметов.
    В настоящее время концепции развития робототехнических комплексов не существует. Как указывалось выше, предполагается что, робототехнические комплексы могут применяться для замены личного состава, выполняющего наиболее опасные задачи с применением взрывчатых веществ, инженерных боеприпасов или действующих в отрыве от основных подразделений.

Зарубежные военные эксперты отмечают, что в настоящее время Россия занимает ведущие позиции в мире по созданию наземных боевых роботов. Так, в британском научном еженедельнике The New Scientist рассказывается о новейшем российском боевом мобильном робототехническом комплексе разработки Ижевского радиотехническом завода. Машина, весящая 900 кг, оснащена видеокамерами, лазерным дальномером и радиолокационными датчиками. И этот образец российского боевого робота – далеко не единственный.

Недавно Президент России В.В. Пу­тин совершил визит на испытательный полигон Центрального научно-иссле­довательского института точного ма­шиностроения (ЦНИИТОЧМАШ) в подмосковном Климовске. Главе госу­дарства показали перспективные об­разцы вооружения и экипировки воен­нослужащих. «Гвоздём» показательной программы стала демонстрация ро­бота-андроида, способного, по словам разработчиков, «самостоятельно осу­ществлять эффективное взаимодейс­твие в человеческой инфраструктуре, передвигаться по пересечённой мес­тности, оказывать первую медицинскую помощь и управлять транспортным средством». Действительно, робот поразил мишени из пистолета, а затем продемонстрировал езду на квадроцикле по автодрому полигона.

Демонстрация ро­бота-андроида, способного, по словам разработчиков, «самостоятельно осу­ществлять эффективное взаимодейс­твие в человеческой инфраструктуре,

Russia’s President Vladimir Putin (C) looks at a human-like combat robot during a visit to the Central Research Institute for Precision Machine (“Tochmash”) in Klimovsk, outside Moscow, January 20, 2015. REUTERS/Mikhail Klimentyev/RIA Novosti/Kremlin

Однако многие представители СМИ, как те, кто был на полигоне, так и те, кто наблюдал за проис­ходящим на телеэкране, об­ратили внимание, что робот подозрительно похож на робота-аватара SAR-401, созданного два-три года назад и предназначавшего для косми­ческого путешествия на борт МКС. Дальнейшее расследование показало, что боевой робот-андроид и в самом деле является «братом-близ­нецом» космического манипулятора SAR-401.

Боевые роботы вооруженных сил России

Антропоморфный робот SAR-401 копирует действия оператора.

Оба изделия были выполне­ны при участии одной и той же компании-разработчика. Однако, робот-кос­монавт, которого хотели использовать для работ в открытом космосе, особыми успехами похвастаться пока не может. Хотя в соответствующем пресс-релизе тогда сообщалась, что «SAR-401 — это торсовый антропоморфный робот с двумя «руками», заканчи­вающимися захватными уз­лами, выполненными в виде антропоморфных «кистей», и копирующей системой управления. Каждый захват содержит по пять структур­ных групп, подобных паль­цам человека. Звенья каж­дой структурной группы оснащены индивидуальны­ми приводами. Надёжный захват позволяет удерживать объекты сложной формы с переменным положе­нием центра тяжести». Потом прошла информация, что тор­совому роботу приделали ещё и ноги. А теперь вот, оказывается, ему нашли и новое применение. Причём, судя по не­которым данным, подобное же изделие готовилось специалистами НПО «Андроидная техника» и Фонда перспек­тивных исследований (ФПИ) на роль робота-спасателя без непосредственно­го участия человека. Ну, а поскольку, согласитесь, характер чрезвычайных ситуаций бывает разным, то и робот должен обладать большим перечнем навыков и умений.

Далее уточнялось, что план работы по данному проекту рассчитан на реали­зацию в несколько этапов. При этом, как говорилось в комментарии, обна­родованном специалистами ФПИ, «ре­шение данного круга задач обеспечит российской робототехнике лидерскую позицию на мировой арене. Совместно с ФПИ, НПО «Андроидная техника» добилась значительных результатов в разработке и производстве человеко­подобной робототехники и является одним из лидеров в данной области». Теперь, используя солидный задел и свои наработки, фирма трансформиру­ет их применительно к тому или иному случаю. И на поле боя роботу давно следовало бы появиться. Об этом настоятельно говорят не только наши, но и, скажем, специалисты США. Так, не столь дав­но американское Агентство передовых оборонных исследовательских проек­тов (DARPA) продемонстрировало уже вторую версию своего человекоподоб­ного робота ATLAS, которого, как гово­рят, собираются задействовать в поли­цейских и военно-полевых операциях.


Конечно, наши специалисты стараются не отстать. Показанная ими система про­граммируемая, выполняет приказы, уп­равляет транспортным средством, мет­ко стреляет из пистолета… Вот только насколько робот самостоятелен? Как в электронном мозгу формируется коман­да на открытие огня? Кто решает — стре­лять или не стрелять? Как робот может быстро и безошибочно определить, кто перед ним — свой или чужой?.. Частично на эти вопросы можно от­ветить, используя уже накопленный опыт. Так, в ПВО уже давно отличи­лись различать своих и чужих по пода­ваемым им сигналам. Аналогичными метками можно, в принципе, также пометить наземную бронетехнику и отдельных бойцов. Вот только насколько надёжной бу­дет такая система? Нынешний боевой опыт тех же американцев, которые ис­пользуют ударные БЛА в районе Ира­ка, свидетельствует о том, что случаи «дружественного огня» уже были. Так что пока наши специалисты, похо­же, ограничились при демонстрации тем, что сделали робота-стрелка теле­управляемым. За всеми его действиями следил человек-оператор, который и от­давал команды. Это в какой-то мере выход из положения. Но только отчасти. Потому как людям-операторам тоже свойственно уставать и ошибаться. Тем более, если они следят за теми или иными событиями издалека. Остаётся надеяться, что демонстрация робота-андроида руководству страны и журналистам — лишь малая часть той огромной работы, которая была проде­лана инженерами НПО «Андроидная техника». И они прекрасно понимают, что придётся ещё пройти достаточно долгий путь до того, как система будет действовать в недетерминированной, крайне неопределённой среде действи­тельно самостоятельно. А значит, смо­жет участвовать в боевых операциях наравне с живыми бойцами, прикрывая их в наиболее опасные моменты. Этому способствует большая подготовитель­ная работа, проведённая нашими конс­трукторами в предыдущие десятилетия.

БОЕВЫЕ РОБОТЫ РОССИИ: ПРЕДЫСТОРИЯ

Автономная платформа на базе погрузчика Доводилось ли вам слышать об «Остехбюро» Владимира Бекаури? Сущест­вовала в 20—30-е гг. прошлого века такая организация, созданная по личному указанию В.И. Ленина и об­ласканная лично И.В. Ста­линым. Занималась она многим и среди прочего — радиоуправляемыми мина­ми, самолётами, кораблями, подлодка­ми и танками. Большинство проектов закончилось ничем, если не считать траты больших сумм государственных средств, за что, собственно, Бекаури в 1938 г. и был расстрелян. Но кое-что «Остехбюро» всё-таки сде­лало. В частности, в начале Великой Отечественной войны на территории оккупированных городов Белоруссии и Украины прогремели мощные взры­вы, в результате которых погибли высо­кие нацистские чины и их окружение. Гестапо тогда списало эти взрывы на происки местных партизан и подполь­щиков. На самом же деле это были взор­ваны радиофугасы, заложенные наши­ми подрывниками при отступлении в самые примеча­тельные здания того или иного города. Логика тут была такая. Наверняка эти здания затем будут заняты немецкими штабами или иными службами Вермах­та. В соответству­ющий момент зву­чала радиокоманда, передаваемая за сотни километров, и здание взлетало в воздух со всем сво­им содержимым. Кроме создания радиофу­гасов, в «Остехбю­ро» была сделана и попытка использования в ходе боевых действий телетанков — боевых машин без экипажей, управляемых на расстоя­нии, по крайней мере, в несколько кило­метров. Эти машины были применены в ходе советско-финской войны. Но до­вольно скоро у этих конструкций обна­ружилась своя «ахиллесова пята». Танки то и дело переставали выполнять коман­ды операторов из-за помех в радиокана­ле, застревали на поле боя и беспощадно расстреливались финской артиллерией.

С началом Великой Отечественной войны разработки по усовершенствованию телетанков и вообще прекратились. Лишь в самом конце боевых действий Второй мировой танки-роботы всё же «засветились». Их использовали немцы в ходе боёв на улицах Берлина и других городов, да и то не очень удачно…

Однако, «холодная война» внесла но­вый виток в развитие боевых роботов. Появились интеллектуальные машины, способные анализировать, видеть, слы­шать, чувствовать, различать некоторые химические вещества и производить хи­мические анализы воды и почвы. Толчком к созданию таких машин ста­ли два обстоятельства, казалось бы, не связанные друг с другом. В 70-х по Луне прошлись наши луноходы под радиоуправлением. А в 1986-м разрази­лась Чернобыльская катастрофа. При ликвидации её последствий, наряду с людьми-ликвидаторами были задей­ствованы и роботы, работавшие в усло­виях жесточайшей радиации. Таким образом, стало понятно, что роботы специального назначения впол­не могут пригодиться на практике.

В 1979 г. в МВТУ им. Н.Э. Баумана по заказу КГБ был сделан спецагрегат для обезвреживания взрывоопасных предметов — сверхлёгкий мобильный робот МРК-01.

МРК-01

МРК-01

С началом XXI в. многие страны увели­чили инвестиции в разработки робото­техники. Так правительство США выде­лило на разработку подобных устройств до 2010 г. около 4 млрд. долларов. Не отставали от американцев и наши спе­циалисты. Например, в 2000 г. в Чечне был успешно применён робот-развед­чик «Вася», использовавшийся для обнаружения и обезвреживания радиоак­тивных веществ. В 2005 г. ВМФ России испытал в Балтийском море подводный робот-разведчик «Гном». Он оснащен локатором кругового обзора, позволяющий ему видеть на расстоянии до 100 м под водой и самостоятельно обезврежи­вать мины.

Робот-разведчик «Гном»

Робот-разведчик «Гном»

СПЕЦТЕХНИКА БЕЗ ЭКИПАЖА

Разработка боевых роботов в России активизировалась с назначением на должность министра обороны Сергея Шойгу. Новый министр потребовал скорректировать по срокам все программы по разработке робототехни­ки военного назначения. На практике это означало, что вместо 2020-х гг. российские боевые роботы должны «стать в строй» уже к 2015 — 2017 гг. Ракетные войска стратегического назначения России получили мобильный ударно-разведывательный робототехнический комплекс (МРК). И руководители военно-промышленного комплекса зашевелились. Всё чаще на специализированных выставках и по­лигонах начали демонстрировать робо­тизированные комплексы военного и специального назначения.

В рамках Международной выставки “ВТТВ-Омск-2011” научные сотрудники Омского филиала Всероссийского учебно-научного центра сухопутных войск “Общевойсковая академия Вооруженных Сил Российской Федерации” представили созданный ими модуль РСК (роботизированный стрелковый комплекс). Этот боевой робот в виде мини-танка длиной всего 90 см и шириной 40 см защищен бронёй, имеет тепловизор для обнаружения живой силы противника и его техники даже в полной темноте. Изображение с виде­окамер поступает на удаленный командный пункт, где находятся водитель и стрелок, управляющий смон­тированным на башне пулемётом или гранатомётом. Вес в 110 кг не мешает модулю плавать, возвращаться в исход­ное положение после опрокидывания и преодолевать препятствия высотой до полуметра. По информации разработчи­ков, этот робот предназначен для приме­нения в локальных конфликтах, уничто­жения террористов и снайперов, а также дистанционного разминирования.

Боевые роботы ВС МО России

В РВСН для ре­шения задач охраны стратегических объектов испытывается мобильный ударно-разведывательный робототехнический комплекс (МРК). Он представляет собой управляемую по радиокана­лу безэкипажную боевую машину повышенной проходимости на гусеничном шасси. Испытания МРК пройдут в два этапа. На первом будет опробовано сов­местное применение с боевой противодиверсионной машиной «Тайфун-М» и с беспилотником. В дальнейшем, испы­тательной площадкой для робототехнических комплексов РВСН может стать полигон Капустин Яр в Астраханской области.

Боевая противодиверсионная машина «Тайфун-М»

Боевая противодиверсионная машина «Тайфун-М»

Мобильный робототехнический ком­плекс МРК-002-БГ-57 Ижевского радиозавода управляется по радиока­налу, защищенному от средств радио­электронной борьбы противника, на расстоянии до 5 км. Помимо станково­го пулемёта «Корд» калибра 12,7 мм, МРК также может комплектоваться 7,62-мм танковым пулемё­том Калашникова (ПКТ) или 30-мм станковым автоматическим гранатомётом АГ-17А или АГ-30/29. Дополнительное специальное обору­дование — лазерный дальномер, гиростабилизаторы ору­жейной платформы, тепловизор и бал­листический вы­числитель — обес­печивают точность стрельбы, а также возможность работы комплекса в слож­ных топографичес­ких и метеорологи­ческих условиях в любое время суток. МРК имеет возмож­ность отслеживать до десяти целей в движении. Цель удерживается при перемещении пово­ротной платформы на 360°. Резервное питание позволяет комплексу работать автономно до 10 ч в движении (в «спя­щем режиме» до семи суток). Запас хода — 250 км. Диапазон рабочих темпе­ратур — от минус 40 до +40° С.

Мобильный робототехнический ком­плекс МРК-002-БГ-57

Мобильный робототехнический ком­плекс МРК-002-БГ-57

Специальное конструкторско-технологическое бюро прикладной робото­техники МГТУ им. Н.Э. Баумана тоже отметилось новинками. Здесь создан робот МРК-27 БТ, который предназначен для ведения огня по раз­личным объектам, зданиям и сооружениям с использованием стрелкового, гранатомётного и огнемётного воору­жения. Всё оружие на нём крепится на специальных консолях, так что в любой момент можно снять с робота оружие одного вида и поменять на другое. Робот имеет гусеничное шасси с изменя­емой геометрией, оружейную платфор­му, систему управления, четыре цветные телекамеры, систему освещения и т.д. Вооружён робот весьма серьёзно. В его распоряжении пулемёт 6П41 «Пече­нег» калибра 7,62 мм с боекомплектом на 100 патронов; два гранатомёта РШГ; пара огнемётов РПО «Шмель» и шесть дымовых кассетных гранат (ДКГ). Вооружение боевого робота дистанци­онно с помощью двух джойстиков с дис­танции в 200 м в кабельном исполнении или 500 м по радио.

Боевой робот МРК-27 БТ

Боевой робот МРК-27 БТ

РОБОТЫ СПЕЦНАЗНАЧЕНИЯ

Ключевыми факторами, которые вли­яют на широкое применение робототехнических систем, является желание удалить людей оттуда, где человеку находиться смертельно опасно. Для ре­шения поставленной задачи был раз­работан мобильный робототехнический комплекс «Вездеход-ТМЗ» (разработчик МГТУ им. Н.Э. Баумана, ОАО КЭМЗ). Он способен производить разведку в труднодоступных и опасных для человека зонах, осматривать объ­екты, подозрительные в плане наличия взрывоопасных устройств, находящие­ся в помещениях и на местности, а также в автотранспортных средствах. В случае необходимости он же транспортирует обнаруженное взрывное устройство в безопасное место, где и производит его подрыв. Управляет его действиями опе­ратор с помощью видео, радио или ка­бельной связи на расстоянии до 600 м.

Робототехнический комплекс «Вездеход-ТМЗ»

Робототехнический комплекс «Вездеход-ТМЗ»

Создана также платформа на гусенич­ном ходу повышенной проходимости, на которой базируется мобильный ро­бот «Варан». Для эвакуации раненых с поля боя и с заражённых участков, транспортировки повреждённой техники, доставки боеприпасов и другой амуниции через простре­ливаемые и заражённые площа­ди и т.д. в МГТУ создан мощный манёвренный робот на базе серий­но выпускаемого мини-погруз­чика АНТ-1000. В его арсенале имеются видеокамеры, позволя­ющие видеть в темноте и дыму, системы акустического и лазер­ного обнаружения, GPS, датчики для распознавания химического, бактериологического и радиа­ционного заражения местности, имеется возможность для монта­жа необходимого вооружения.

Мобильный робототехнический комплекс «Варан»

Мобильный робототехнический комплекс «Варан»

«ТЕРМИНАТОРЫ» НА ПОЛЕ БОЯ

Появились у России и роботы, способные непосредственно участвовать в спецоперациях. Пулемётный робот «Стре­лок» видит днём и ночью. Три его каме­ры наблюдения реагируют на движение и передают картинку в условиях города на 5 км. Способен по команде оператора открывать огонь на поражение.

Пулемётный робот «Стре­лок»

Пулемётный робот «Стре­лок»

Ещё серьёзнее гусеничная бронирован­ная «Платформа-М», уже поступающая в армию. На ней — крупнокалиберный пулемёт и четыре реактивных гранатомёта. Робот оснащён оптико-электронной и радиолокационной станциями разведки. Он может действовать под управлением оператора или в автоматическом режиме. Робот может выполнять широкий круг боевых задач: патрулирование территории, обнаружение и уничтожение противника, нахождение в засаде до трех суток, эвакуация раненых. В режиме патрулирования решение об открытии огня принимается автоматически. Его базовое вооружение — тяжёлый пулемёт калиб­ра 12,7 мм. Робот оснащён бензиновым двигателем и способен развивать ско­рость 45 км/ч. Робот способен действовать до 10 ч в активном режиме и вплоть до недели в спящем.

Платформа-М

Платформа-М

Так что тот боевой робот, о котором пи­шет The New Scientist, в российской армии далеко не единственный. Боевые роботы России являются перспективным видом боевой техники, которому без сомнения, и в дальнейшем будет уделяться усиленное внимание со стороны отечественного ВПК.  По словам вице-премьера Дмит­рия Рогозина, разработки в области робототехники позволят сохранить немало жизней: «Необходимо вести бои бесконтактным спо­собом, чтобы наши ребята не погибали, а для этого необхо­димо использовать боевых ро­ботов», — заявил Рогозин. И это понятно: представление о ценности человеческой жизни в последние годы существенно изменились. Стои­мость жизни солдата на поле боя выросла. А если так, то всё чаще в рядах бойцов, а скорее, впе­реди них, должны действовать боевые роботы.

В статье использовались материалы с сайта www.modernarmy.ru

1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд (1 голосов, средний: 5,00 из 5)
Загрузка...

Вам также может понравиться ...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Введите цифру (Enter the number) *